05:31 | 14 августа, 2020
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Расскажи о своем победителе. Из дневника Василия Леонтьевича Яценко

В редакцию обращаются много краснокаменцев, которые рассказывают о своих родных, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны. О них помнят, о них рассказывают маленьким членам семьи, о них по крупицам собирают информацию – где воевал, как погиб… И эти знания передают в своей семье как святыню.
Василий Леонидович Яценко Василий Леонидович Яценко

И очень хотят, чтобы о подвиге родного человека знали и помнили не только в семье. В течение Года памяти и славы газета будет публиковать такие материалы (желательно с фото из семейного архива) на приоритетной основе.

Обращаться в редакцию можно любым удобным для вас способом – лично, по электронной почте или в сообщениях через соцсети. Телефоны для справок: 2-60-10, 2-64-40.

Василий Леонтьевич Яценко, дедушка жительницы Краснокаменска Ларисы Свинцовой, свои воспоминания о войне оставил на страницах дневника. Этот дневник Лариса Васильевна принесла в редакцию.

«12 февраля 1943 года Советская армия освободила от немцев наш поселок Рогачевский. В то время я жил и работал трактористом отделения №5 Тимошевского молочно-мясного совхоза. На тот момент отец и старший брат были на фронте, в нашей семье я остался за главного (мне было 18 лет). Со мной жили мать Ефросинья, два брата Яков и Алексей, три сестры Нина, Надя, Люба.
Но пришло время и мне отдать честь Родине и пойти на ее защиту.
Вышли мы, новобранцы, на дорогу по направлению на станцию «Калининскую», там был райвоенкомат. Нас было пятеро молодых парней: Виктор Нестеров, Петр Минаков, Петр Сердюк, Василий Осипов и я. Прибыв в райвоенкомат, нас определили в группу из 18 человек и отправили в Краснодар. Шли мы пешком в Западный полк, в станицу Аргунскую.
По прибытию, это было 6 апреля, я попал в санчасть. 12 апреля меня направили с маршевыми ротами на фронт.
В пути роту бомбили немецкие самолеты, были раненые и убитые. Так мы и получили первое фронтовое крещение.
Прибыв в расположение, мы сразу почувствовали, что здесь – передовая линия. Свистели пули, разрывались мины и снаряды. Наши в этот момент погнали немецких варваров в станицу Крымскую. Со стороны станции появились немецкие самолеты-бомбардировщики.
Нам выдали обмундирование и повели через лес. Оружия у нас никакого не было. Привели в расположение какой-то части для пополнения. Линия фронта находилась всего в двух километрах. Утром с нами встретился командир 221 стрелкового полка майор Цветков. Командир объявил, что тех, кто окончил 6-7 классы, а это восемь человек, направят во взвод связи. Я оказался в их числе.
…На следующий день мы копали окопы. Лопат было мало. Немцы вели обстрел леса, где мы находились. 14 апреля. Бомбежка продолжается. Мы бежали через реку.
Было много раненых и убитых из нашего батальона. Наши выбили немцев из окопов и погнали дальше по лесу. Меня отправили по дороге тянуть связь с другой частью. Я остался один, дожидаясь, когда кто-нибудь появится. Неожиданно ко мне вышел раненый немец, я побежал к нашим за помощью. А так как я был не в форме, меня приняли за румынского разведчика, избили и хотели расстрелять, не веря моим словам.
По воле случая, остался жив. Потом я встретил часового, попросил встречи с командиром. Меня свели с майором 3 батальона 221 стрелкового полка Тамаровым. Я все ему рассказал, меня отмыли, накормили, выдали обмундирование.
…15 апреля 1943-го. Второй день на передовой линии фронта. К нам пришел капитан Татарин и забрал меня в свое расположение. По дороге нашел в окопе винтовку и забрал ее себе. Капитан показал, как ей пользоваться. Я стал его адъютантом. Потом к нам из тыла пришли солдаты из разных частей. Мы их обучали. На обучении капитан сказал мне, чтобы я сделал боковой подкоп в окопе – это укрытие от прямого попадания снарядов. Во время работы появились 30 немецких самолетов и стали обстреливать окопы. Многих завалило, но капитан меня откопал. В небе шел страшный бой между нашими и немецкими самолетами. Мы убежали в лес, где находилась санчасть. Я и капитан были контужены. Нас отправили в станицу Абинскую, в госпиталь.
…16 апреля 1943-го. Утром вышел из туалета и меня встретили два санитара с оружием и повели за собой к главврачу.
Тот стал требовать документы, которых у меня не было. Меня снова приняли за румынского разведчика.
В санчасти увидел тяжело раненого командира автоматчиков (который и хотел меня тогда расстрелять). Позже встретил его еще раз, он передо мной извинился. …В госпитале ко мне приставили часового, а позже перевезли в Адыгейскую область, в госпиталь. Лежал я там месяц, пока не появились слух и речь.
После госпиталя был направлен на фронт, в действующую армию, в 690 стрелковый полк связистом. Мы освобождали от немцев Донбасс и Украину.
…19 октября 1943-го был ранен в грудь и ноги. Снова попал в госпиталь, лечился три месяца. После этого признали годным к нестроевой службе и отправили в пушечный артиллерийский противотанковый полк. Я был принят в парковый взвод шофером. С этим полком дошел до конца войны. Освобождал Беларусь, Польшу, Варшаву. При освобождении Польши был ранен в руку, снова в санчасть. После участвовал в действиях Висло-Одерской операции по уничтожению фашистов. Участвовал во взятии Берлина, был ранен».

Василий Леонидович Яценко вернулся домой. Среди его наград – медали «За отвагу», «За взятие Берлина», «За осво-бождение Варшавы» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Но самой главной на-градой для него было возвращение домой живым.

Комментарии 0

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)